X-Obmen

Наследие русского инноватора — «глиняного мага» Владимира Попова

3 января 2015 - Vic
article58.jpg

Склоняю голову. Какой русский ум ушел! Вослед за Мурадином Кумаховым умер Владимир Георгиевич Попов. Один из видных русских националистов, новаторов и идеологов футурологов оставил сей бренный мир в пору тяжких испытаний для нашего народа.В видео ниже приведены очень интересные технологии.

Ушел из жизни глиняный маг — Владимир Георгиевич Попов. Склоняю голову. Какой русский ум ушел! Вослед за Мурадином Кумаховым умер Владимир Георгиевич Попов. Один из видных русских националистов, новаторов и идеологов футурологов оставил сей бренный мир в пору тяжких испытаний для нашего народа.В видео ниже приведены очень интересные технологии.

Глиняный маг
— Смотрите, сейчас я буду резать им стекло, — говорит пожилой, импозантного вида человек, беря в руки кусочек странного, плотного материала, напоминающего черепок от античной вазы. Проводит им по бутылке, оставляя в зелени стекла глубокую борозду. — Знаете, что это такое? Скелетон, новый материал. Он по прочности в 1,9 раза превосходит природный алмаз. Скелетон — это особым образом обработанный углерод…

Так русский архитектор Владимир Попов представляет скелетон. Недорогой материал будущего, что можно делать везде. Сверхлегкий и сверхпрочный. Изумляюсь увиденному. Попов звонит в колокола, висящие под потолком комнаты. Они — керамические, но звучат, будто металлические. И прочность у них — ого-го! Здорово! Когда я учился в школе, то в восемьдесят третьем видел серию репортажей Владимира Цветова о японском экономическом и высокотехнологичном чуде. Однажды он показал автомобильный мотор, что японцы сделали из сверхпрочной керамики. И вот теперь Максим Калашников видит нечто подобное, но в русском варианте.

Попов — человек удивительный и одержимый. Великий новатор. Прирожденный Генеральный конструктор. Если нам удастся построить цивилизацию будущего в России, то Попов станет одним из самых выдающихся ее творцов. Из разработанных им «со товарищи» керамических материалов можно совершить полный переворот в строительстве жилых домов. Их можно собирать из легких и прочных деталей, внутри которых проложены каналы — полости для теплоизоляции. Собирать на каркасе — как из конструктора. И экосферные дома-усадьбы на одну семьи. И, при желании, многоквартирные дома. Причем долговечнгость их будет фантастической, а цена — до смешного низкой. А все потому, что происходит полный отказ от железобетона. Его из чего делают? Из архидорогого цемента. Производство оного требует громадных затрат энергии и человеческого труда. Кроме того, известь, из коей делают цемент, есть далеко не везде. Где-то надо добыть исходные материалы для цемента, потом произвести его на больших заводах, довезти цемент до фабрик по производству железобетонных конструкций. Представляете себе, во что это обходится? Когда известняк приходится ломать в Новороссийске, а потом волочь его в Москву на завод, а потом везти цемент обратно…

А вот глина для керамического строительства есть в любой точке планеты. В любом местечке России, Африки, Америки, Азии… Технологии Попова позволяют достаточно дешево произвести прочные керамические конструкции практически везде. Имея такие технологии, можно превратить в игрушки ныне умирающие города коренной Великороссии — Владимир, Суздаль, Углич, Мышкин, Новгород и Псков. А что на Дальнем Востоке, на Курилах с Сахалином можно настроить!

Представьте себе волшебный город из домов. Домов-усадеб на одну семью. Украшенных наличниками, радующих глаз черепичными крышами. Они стоят среди садов и зеленых рощ. Воздух чист и прозрачен. Струит свои неторопливые воды русская речушка. Среди групп домов вздымаются высокие толстые башни шести метров в диаметре, похожие на фабричные трубы. Но из них не валит ни струйки дыма. Это — ветровые электростанции. Внутри них вечно движется воздух, создается тяга — и она вращает размешенные в башнях горизонтальные турбины. Дома получают электричество и тепло, не потребляя ни грамма угля, ни капли мазута, ни крохи урана, ни кубометра газа. К домам проложены вечные коммуникации — трубы из базальтового волокна. Они способны служить многими веками без смены и ремонта. Даровое электричество питает углеродистые нагревательные элементы в светлых и просторных жилищах — и в них тепло зимой. А летом там царит приятная прохлада. Сточные воды и отходы жизнедеятельности очищаются перерабатываются в особых сооружениях с помощью бактерий…

— Это — наши, русские технологии, — рассказывает Попов. — Они в разы, на порядки лучше западных. Это касается и строительных, и отделочных материалов. И технологий жизнеобеспечения. Впрочем, энергететики, очистки и обеззараживания воды тоже…

Он говорит, что нужно использовать строительные технологии наших предков. Ведь они никогда не возили строительные материалы дальше, чем за десять верст. Что каждая семья в России должна получит возможность построить себе удобный дом всего за один сезон.

— Нужно использовать «подножные» материалы. Землю, песок и глину, — говорит Попов. — Или глинозем. Из всего этого можно делать материалы, максимально выгодные при строительстве, а самое главное — при эксплуатации. Меня спрашивают: «Ваши трубы дороже металлических?» Может, и дороже, процентов на пятнадцать-двадцать. Но стальную трубу придется менять через несколько лет. А наши трубы из стекла, базальтового полотна или керамики будут служить практически вечно. Пятьсот лет самоее меньшее. Их не надо латать и перекладывать. В итоге они обойдутся впятеро дешевле. Дорога из базальтового полотна долговечна так же, как старые римские шоссе. Она десятилетиями прослужит без всякого ремонта…

Попов и его соратники смогли изобрести технологию измельчения глины (да и иных материалов) до частиц размером в один-три микрона, а не в 1-3 миллиметра, как на кирпичном заводе. Пригодился уникальный электродвигатель на постоянных магнитах, что обеспечивает скорость вращения в 28-30 тысяч оборотов в минуту при мизерном расходе электричества. С помощью таких моторов делаются уникальные мельницы. Можно измельчить вещество и до фракции п пятьдесят ангстрем, в тысячу раз меньше миллиметра. Уникальный двигатель на постоянных магнитах с двумя роторами, что вращаются в противоположные стороны, сделали в 1993-м. Он стал основой для чудо-мельниц. Из него сделали и замечательную безредукторную циркулярную пилу, что режет материалы двумя дисками, вращающимися навстречу друг другу. Смотрю кадры учебного фильма. Пила режет все, словно нож масло. Вот она в стравнении с обычной «болгаркой». Господи, как последняя медленна по сравнению с агрегатом поповцев! Причем срез получается словно полированным. Нет редукторов — нет и потери мощности, как в привычных технологиях. Когда мотор в пять киловатт теряет в редукторе — ради повышения скорости вращения — половину мощности. А то и больше. Нет в таком русском электромоторе щеток и обмоток. Работает он с гарантией безремонтного срока службы в десять лет.

— Комбинируя подобные технологии, мы сводим эксплуатационные расходы почти к нулю, — утверждает зодчий. — Представьте себе: вам не надо раз в десять лет ремонтировать дом. Не надо раз в три года перекладывать трубы. Не надо через каждые три-четыре месяца менять электромоторы. В промышленности такие двигатели дали бы снижение энергопотребления в четыре-пять раз. Каждая из наших технологий ведет к решению стратегических задач государства. Энергосбережение? Конечно. На одном механическом заводе — несколько тысяч электродвигателей. Если брать большой город, то там двигателей в несколько раз больше. Миллионы рублей ежемесячно приходится платить за киловатт-часы, что они пожирают. Кому? Вот мы все привыкли ругать рыжего Чубайса. Ну, ладно, он — бяка. А мы тогда кто, если ничего не делаем? Пробовали мы работать с Энергетической комиссией Центрального федерального округа, показывать им наш двигатель. Впечатления от этой комиссии у нас такие, что приличными словами не выскажешь…

Внедряя эти двигатели, мы получаем совсем другой режущий и обрабатывающий инструмент. Совсем иные насосы! Двигатель в три киловатта мощностью — увесистая штука в 15-17 кило весом и диаметром сантиметров в тридцать. Наш двигатель той же мощности, смонтированный в корпусе «циркулярки» — 110 миллиметров в диаметре и 220 — в длину. Работает он от 24-вольтового аккумулятора по три часа без подзарядки. Перейди Россия на них — и она получит гигантское сокращение расхода не только энергии, топлива, но и материалов. При росте производительности. При том, что людям работать с такой, например, пилой гораздо легче — здоровье не портится. Не превращается человек в больного в пятьдесят лет, а может трудиться и до восьмидесяти.

Благодаря таким двигателям люди не только сохраняют здоровье: они могут построить для себя «фарфоровый дом» из местных материалов. Ничего не нужно везти издалека или импортировать. Нужна облицовка? Вот она, керамическая. Аналогов ей нет нигде в мире. Ей можно придать марку прочности в 2 тысячи. А можно — и 150-200. При этом она — не горит, прекрасно изолирует тепло и не пропускает звуки. Не осыпается, как всякие пенопласты-поролоны. Энергозатраты на керамические конструкции вдвое меньше, чем на выпуск кирпича.

Сверхскоростные мельницы — два соосных диска, крутящиеся с невероятной скоростью навстречу друг другу. Между ними засыпается любой материал: глина, опилки, зерно. Сам материал разгоняется до немыслимой быстроты и его частицы начинают мельчить друг друга. А скорость — порядка 50-60 тысяч оборотов в минуту у каждого диска. Диски сделаны из скелетона — а потому не истираются сами. Однажды кое-кто попробовал украсть у команды Попова технологию супермельницы. Попробовал сам наладить их производство на заводе. Но у него не было скелетона — и потому получившаяся мельница работала от силы десять минут: ее «жернова» не выдерживали нагрузки. Поповские же машины работают долго и надежно.

Свехскоростные мельницы позволяют из любой русской глины делать первоклассный фаянс. Никакая Европа нам больше не нужна. Делай хоть строительные конструкции, хоть сантехнику. Можно делать здоровые, без всякой химии глиняные фактурные полы. Подогреваемые — ибо по капиллярам внутри них можно пустить теплый воздух. В доме с такими полами ходи весь день босиком — не простудишься. Принимай ванны в настоящем бассейне. Нагревательные углеродные ленты с тонким напылением обеспечат вам тепло с мизерными затратами электричества.

Сам скелетон можно по праву считать материалом с огромным будущим. Он электропроводен, превосходя по этому показателю медь и приближаясь к серебру. Он слабо расширяется при нагревании. Из скелетона, по словам Попова, можно делать почти вечные подшипники. Сегодня, когда мы лишились советской порошковой металлургии, дававшей отличный металл для подшипников, когда РФ зависит от импорта, скелетон становится спасением для подшипниковой промышленности.

Никаких химических процессов Попов и его друзья не применяют принципиально.

Вот он показывает посетителям свои керамоблоки. Колотит по ним железным прутом.

— Глина — мой любимый строительный материал. Его использовали и тысячелетия назад, и будут использовать еще в далеком будущем, — рассказывает архитектор. — Никакого производства сплошного кирпича для тупой кладки! Благодаря нашим технологиям, благодаря достигнутой прочности керамики мы делаем фигурные конструкции с пустотностью до 90 процентов. То есть, прит строительстве мы можем заменить десять кирпичей один нашим керамоблоком, что по массе равняется всего полутора кирпичам. Видите, какая экономия! Мы прессуем наш материал, остекловываем его. Он сух. Мы собираем дом из 10- и 20-кирпичных блоков. Нам не нужны ни растворы, ни бетоны. Керамоблоки обладают идеальной формой, плотно прилегая один к другому…

Керамика, утверждает Попов, позволяет возводить красивые дома с фигурными украшениями. Уничтожается убогость, упрощенность нынешнего строительства, что ведет к оскудению мышления, отмиранию чувства прекрасного. Керамический дом — это прекрасные арки, наличники, окна и подоконники. «Затраты на красоту не могут быть лишними. Предки наши жили в красоте — и мы должны жить так же! Наш мир должен стоять на знании, любви и прекрасном,» — любит повторять наш «глиняный маг». Он показывает мозаичные блоки радостных цветов для облицовки домов. Они обладают маркой прочности в 700 и 900 единиц. Технология их изготовления была готова еще в конце 1980-х годов. Но и поныне остается неизвестной в стране.

При этом все элементы «фарфорового дома» исключительно высокопрочны: и фундаментные блоки, и облицовка, и собственно «кирпичи». Дома из такого материала обладают нулевой водонепроницамостью и не промерзают.

Продумана экологическая система очистки. Наш визави демонстрирует пористый материал. Его заселяют определенной культурой бактерий, помещают в емкость объемом в два-три кубометра. Сточные воды дома-усадьбы попадают туда, и за сутки микроорганизмы ее очищают. Дальше воду можно использовать и для своего бассейна, и для местного орошения, и даже — при дальнейшей очистке — как питьевую воду. Ну нужны услуги громадных, централизованных систем — городских «Водоканалов». Если применить такую технологию в нынешних больших городах, то размеры очистных сооружений можно уменьшить на порядок.

— Мы научились утилизировать все, — улыбается Попов. — Для нас нет понятия «отходы». Один из наших умников разработал технологию дорожного строительства из отходов. Супеси, суглинки, пески, шклаки и золы, что лежат у нас миллиардами тонн, кислотные и щелочные сливы — все идет в дело. А на выходе получается материал, что с годами не теряет, а наращивает свою прочность. Дорожное полотно кладется на особую подложку — армированные, гибкие сетки из базальтового и стеклянного волокна. Они не гниют, не ржавеют, не подверженны наведенным токам. Потому таким дорогам нипочем русский тяжелый климат.

— Технологий у нас накоплено столько, что на внедрение их не хватит и трех жизней, — с легкой грустью улыбается зодчий.

Ноосферный кудесник

— Все, что вы видели, вместе взятое, создает главную технологию — технологию здоровой жизни в вашем доме! — убеждает Владимир Попов.

Фактически он с товарищами создает технологии ноосферной урбанизации. Все для строительства здоровых, гармоничных поселений завтрашнего дня. Тех, что призваны спасти Русскую цивилизацию от гибели в мегаполисном тупике. Тех, что вдохнут новую жизнь в Россию.

В его доме вы не найдете труб горячего водоснабжения и радиаторов. Все основано на тепловых лентах и трубах, на углеродных элементах, спрятанных за картинами на стенах.

— У нас есть агрегат, который я мечтаю внедрить. Мы назвали его «тепловым трансформатором». Этот турбодетандер стратегически изменит технологию жизни в любом доме, — рассказывает архитектор. — Наши предки многие века назад ставили маленькую печурку в подвале терема или в подклете церкви, и за ее счет обогревали весь терем или храм. Горячий воздух от печки по системе капилляров отапливал все пространство. Мы же на основе наших высокоскоростных двигателей сделали аппарат с весма необычными турбинкой и теплообменником. Забираем воздух с улицы, прогоняем через этот агрегат — и с киловатта мощности нашей машинки получаем два киловатта холода с температурой до минус сорока градусов и три киловатта тепла с температурой до ста пятидесяти. Вот вам сразу и холодильник, и отопление. А размеры агрегата — двести миллиметров в диаметре и полметра в длину. Давайте попробуем сравнить его с иностранным бытовым кондиционером… Никакого конденсата наша система не дает. Летом его можно выставить на улицу одним концом — и охлаждать дом. Зимой — наоборот, чтобы отапливать. И холодильник в доме больше не нужен…

Попов рассказывает о том, что есть у его команды и генератор «Вихрь». По сути дела — основа даровой электростанции. Представьте себе трубу диаметром в шесть метров и высотой в десять. Внутри за счет естественной тяги вращаются высокоскоростные турбины. «Труба» дает ток мощностью в 15-20 киловатт. Для любой усадьбы или фермы. Не тратя ни грамма горючего, ничего не загрязняя. Так что коли найдется богатый инвестор, кому за Россию обидно — он может стать одним из отцов свободной энергетики. Которой никакой Чубайс не нужен, любой «Газпром» — побоку. Долой линии электропередач! Для большинства бытовой техники не нужно напряжения больше 24-28 вольт.

Керамика — не единственный чудо-материал. Поповцы занимаются и деревом. По их мнению, сегодня просто преступно вывозить из страны сырой, необработанный лес. Из дерева они тоже творят такое, что рот от удивления разеваешь.

Для начала дерево нужно сушить. Но что такое привычные сушильные установки? Они обезвоживают древесину долго, с огромными энергозатратами. Наши же ноосферные кудесники умудрились построить свою сушилку: цилиндр диамтером в 3,2 метра и длиной в семь метров. Она вертикально вкапывается в землю. Сразу обеспечивается безопасность и удобство процесса, экономия на теплоизоляции. В агрегате применяется тот самый «тепловой трансформатор». Сушилка двухкамерна, с «переброской цикла»: замораживание — нагревание. Сам агрегат иммеет интересными свойствами: на один киловатт его мощности приходится 280 кубических метров воздухообмена в час. Благодаря этому дерево сушится не снаружи, а изнутри: влага отсасывается из капилляров древесины. Она уменьшается в объеме максимум на пятнадцать процентов — но выходит из сушильного агрегата сухим, плотным, качественным материалом. В нем нет микротрещин: ведь, в отличие от привычного сушения, выходящая влага не разрывает древесину изнутри. Прочность увеличивается на 50-80 процентов.

Процесс безотходен: ведь в агрегат загружают не готовые доски и брусы, а древесный ствол, комель. И только потом из обработанной древесины пилят, например, доски. Чем? Да все теми же сверхскоростными двухдисковыми пилами, что дают шлифованные срезы и минимум опилок. Получается солидная экономия на разделке, шлифовке и фуговке древесины. Немногие отходы промалываются на супермельнице, получая материал высокой однородности. Делай затем древесно-стружечные плиты: сверхплотные, неразмокаемые, прочные. (ДСП поповцев на 80 процентов прочнее обычных).

Сегодня сушильная камера европейского производства объемом в двадцать кубометров только на нагревание имеет 350-400 киловатт установленной мощности, то поповская штука — лишь 25 кВт. Если в первой сушка длится от семи до тридцати суток, то в нашем чуде — не более одного дня. Сами понимаете, какая экономия получается, насколько падает себестоимость строительства. Можно строить в огромных объемах, применяя дерево. Особенно там, где нам нужно создавать центры роста: в Сибири и на Дальнем Востоке.

А вот волокно из кремнезема. Отличный заменитель опасной для человеческих легких стекловаты. Белая, пушистая ткань. Отличный теплоизолятор и отделочный материал. У поповцев его тысячами кубометров покупают потребители в Европе и Соединенных Штатах — но только не в РФ. Сын Попова облицевал кремнеземным полотном печь для обжига. Вроде бы, всего двухсантиметровый слой, но каков эффект! Внутри печи — жар в 1100 градусов, а на поверхности ее — всего пятьдесят. Отделай сим материалом (слоем всего в сантиметр) керамические дома Попова — и им не страшны пятидесятиградусные морозы.

А ткани из базальтового и стеклянного волокна, что показывает Попов? Создан огромный спектр таковых. Отделочные материалы, любые виды сеток для строительства вместо ржавеющей металлической рабицы. Легкие, гибкие и прочные. А трубы из стекло- и базальтового волокна? Их поповцы научились делать диаметром до 3,6 метра. Трубы делаются под конкретную задачу. Нужна труба под канализацию с относительно невысокой прочностью — пожалуйста. Потребна труба под высокие давления (для перекачки газа, нефти, хоть тосола!) — ее сделают, намотав больше слоев волокна и снабдив прочной облицовкой. И никакой ржавчины, коррозии. Такие трубы служат практически вечно. В отличие от пластмассовых, они не имеют внутренних напряжений. С помощью таких труб будущие поселения Русской цивилизации получат канализацию, водопровод и «нитки» для нефтяников и газовиков, что смогут работать десятилетиями без всякого ремонта. Как водопроводы древних римлян. Нам не придется изводить на все это миллионы тонн дорогой стали и уйму человеческого труда.

А углеродно-волокнистые материалы (УВМ)? Они — потрясающие нагреватели. Дешевые и безопасные, не требуюющие больших затрат электричества из-за очень большой теплоотдачи. С из помощью можно делать экономичные устройства для отопления керамических и деревянных домов. А запитывать их — от «труб»-ветроэлектростанций. И долой Чубайса с его генерирующими и распределительными компаниями! Огромные деньги высвобождаются для строительства новой жизни. Мы экономим их ради того, чтобы потратить на рождение и воспитание детей, на науку и творчество.

Нагревательные элементы поповцы делают даже для обуви — в виде стельки для солдатского сапога с подогревом от «пальчиковой» батарейки. А вот шнур длиной в десять метров. Потребляет 150 ватт энергии, нагреваясь при этом до 80 градусов. Можно обвить им любую открытую трубу, подключить к низковольтовому источнику и не опасаться, что объект замерзнет.

Углеродная лента, как говорит наш ноосферный кудесник — материал послезавтрашнего дня. Из углерода можно делать материалы, обладающие памятью формы. Причем не только для строительства. Скажем, заменители природной кости в хирургии. (Например, для создания искусственных суставов и позвонков). Был даже успешный опыт создания углеродной (с памятью формы) внутриматочной спирали. Той, что не требует хирургического вмешательства и не давит на матку. Даже испытать удалось, взяв добровольцев из «групп риска» — студенток питерского университета и местных проституток. Дали им на испытания продукт на четыре месяца. Попросили написать отзывы и вернуть. Отзывы то все написали, а вот вернули спирали всего две дамы. Остальные оставили их себе.

Попов снимает со стола вытянутый прямоугольный ящичек ионизатора. В нем тоже использована углеродная ткань. Потребляя 120 ватт энергии, такой инонизатор ставится, скажем, в окно кухни. И пыль тогда в дом не попадает, и кухонная «загазованность» снимается.

Технологии поповцев позволяют делать резину, для изготовления коей не нужно ни грамма сажи. А что такое сажа? Чтобы получить тонну таковой, необходимо спалить десять тонн нефти. А резина поповцев вместо сажти использует природный минерал. (Какой — секрет создателей).

— А вот презираемый нынче гипс. Вернее, гипсоволокно, — продолжает Попов, держа в руках белые П-образные конструкции. — Также отменный теплоизолятор. Но мы умеем делать из гипса материал прочностью «марки шестьсот». Это прочнее многих видов бетона, не говоря уж про кирпич. Придать любой цвет такому материалу — для нас не проблема. Поверхность конструкций, как видите — почти полированная. Элменты отделки получаются самые великолепные: лепнина, карнизы, подоконники. Это стены, что можно мыть — вместо несчастного итальянского кафеля. А гипса этого в стране лежат миллиарды тонн…

…Я отвечаю за свои творческие коллективы. Работаю со многими людьми уж десятки лет. Нам не нужна прибыль. Нам надо, чтобы люди построили производство по нашей технологии, и чтобы мы с ними имели сервисный договор на обслуживание и развитие той же технологии. Не нужны нам «мерседесы» и дачи на Канарах. Важнее другое: возможность «слепить» нечто новенькое, тут же испытать его и внедрить в практику. Не ломая технологию, не разрушая производственную линию…

В фильмах, что предоставили мне друзья зодчего, я видел даже планер, оснащенный высокоскоростными электромотрами на постоянных магнитах. Вот она, ступень к давней мечте человека: чистому электролету. Попов мечтает простроить жизнь в России совершенно по-новому. Или, вернее, на исконных, позабытых принципах, но теперь с помощью новейших технологий. Мечтает построить жизнь в новых поселениях на принципах старого русского земства — с заботой людей о своем крае, с благоустройством жизни в нем, с системой потребительских кооперативов.

(В СНОСКУ:

Не спрашивайте у меня координат Попова. Я видел лишь видеоматериалы, предоставленные друзьями зодчего. Он лично со мной встречаться не захотел. Может, чем-то ему автор книги не нравится. Но мне не обидно — главное, дело бы делалось — М.К._

Что сие по сути? Ноосферная цивилизация. Та, где будут жить здоровые и сильные, умные и творческие люди. Там, где зазвучит детский смех, где в семьях будет по три отпрыска как минимум. Перед глазами встают образы городов-полисов, городов-садов среди великолепной природы. Здесь дышится полной грудью. Здесь буквально пьешь пьянящий воздух свободы. Свободы от власти монстров-корпораций с их дымными заводами и электростанциями. Свободы от газовых и нефтяных магнатов, монополий водопроводных и канализационных. Свободы от давящей скуки и пустоты жизни в многоэтажных городах-муравейниках. От стад автомобилей, что превращают мегаполисы в газовые камеры медленной смерти. Свободы для пстроения совершенно иной жизни: светлой, созидательной. Что сие? Воплощение грез и мечтаний и православных утопистов, и коммунистов.

Кто такой Попов? Настоящий Генеральный конструктор, порождающий не просто новую технологию, а целый новый мир. Так же, как когда-то Королев порождал мир космической экспансии. Попов тоже смог сплотить вокруг себя носителей и создателей ключевых технологий самого разного рода. Тех, что, будучи сложенными вместе, и дают возможность построить новый мир. Мир-мечту. Мир-сказку. Там, где окончательно сгинет либерально-экономический кошмар. Где рассется, аки ночной морок, нынешняя диктатура юристов и экономистов, приносящих в жертву миллионы жизней и душ своему молоху Прибыли Любой Ценой.

Обладая такими технологиями, мы можем не завидовать ни финнам, ни немцам, ни американцам. Мы в силах почти мгновенно по историческим меркам создать свой стиль жизни. Тот, что будет не просто не хуже, а на две головы лучше западного. Причем уже в 2010-е.

Сегодня мы томимся в узилищах: тесных квартирах многоэтажек. Завтра мы сможем жить в домах будущего, сошедших со страниц лучезарной фантастики. К дъяволу старую строительную индустрию с ее цементными заводами-чудовищами, с бетономешалками, с огромными армиями грязных гастарбайтеров и стаями жадных «девелоперов», многомесячными сроками работ! Идите вы в одно место с вашими двумя-тремя тысячами долларов за квадратный метр новостройки! С ежемесячными поборами за примитивное ЖКХ! Чудо можно создавать здесь и сейчас, за считанные дни и недели, из сырья, что лежит под ногами. К черту затраты в миллиардах долларов и евро для закупки всякого импорта: мы сделаем свое — не просто такое же, а намного лучше. То, чего еще никто на планете делать не умеет. И потом свысока посмотрим на обитателей западных стран: ах, вы живете в домах с картонными стенами? Ну-ну…

Погибнет комплекс нашей национальной неполноценности. И не мы будем завидовать жителям стран Заходящего солнца, а они нам. Мы станем первопроходцами в создании ноосферной цивилизации.

Плюньте в глаза тому, кто говорит, будто страна не может полностью решить жилищную проблему всего за десять лет. Все технологии для этого уже созданы и успешно применяются. Но только Диктатуре развития по плоечу совершить то, что спасет Россию — градостроительную революцию.

Посягающий на монополии: творец «блиц-домов»

Уже сегодня нам есть из чего выбирать.

Возьмем человека, о коем мне случилось писать в своих книгах. Живет в РФ Сергей Сибиряков, который считает, что каждый работающий человек в России должен купить дом для своей семьи. А это значит, что трехэтажный коттедж должен стоить не дороже легковой автомашины. Фантастика? Нет. Развитие современных технологий позволяет сбивать цены не только на компьютеры, но и на недвижимость широкого потребления.

В начале 2000-х годов Сибиряков оставил госслужбу (а он успел побыть генералом налоговой полиции) и вместе со своими товарищами попробовал вывести на рынок быстросборный бесфундаментный дом С08. Собираемый всего за восемь часов из готовых «слоеных» панелей на металлическом каркасе, он должен был идти в продажу по 150 долларов за квадратный метр. Сергей даже вступил в партию «Единство» (нынешнюю «Едроссию») и пробовал выдвинуть как пункт ее программы масштабное строительство «молниеносных» домов. По его словам, программа сулила взрывной эффект. Бурное развитие могла получить ипотека: ведь обычные люди под залог своих городских квартир могли получить деньги на строительство двух-трех коттеджей за городом. Да и отдавать кредит было бы легче: ведь С08 строится не несколько месяцев, а за считанные часы. Проценты просто набегать за такое время не успевают.

Сергея Сибирякова и его единомышленников из «Единства» в конце 2002-го выдавили. Никто не хотел принимать его идей всерьез. Не помогла даже демонстрация готового дома. В регионах предпринимателя тоже принимали неласково: ведь слишком низкая себестоимость жилья нового типа грозила прибылям местных строительных воротил, продававших коттеджи по ценам втрое-вчетверо выше. А затем инфляция привела к удорожанию металлоконструкций вшестеро (за 2002-2005 годы). С08 первого типа утратил свою ценовую привлекательность.

Однако предприниматель не сдался. Занявшись бизнесом на банкротствах, смог заработать средства на продолжение конструкторских работ. К 2006 году его команда создала быстровозводимый дом нового поколения, где металлические части оказались сведены к минимуму…

Это — дом площадью минимум в 140 квадратных метров жилой площади. На сей раз он не без фундамента: его роль играют шесть бетонных блоков. Но изюминка разработки в том, что металл в каркасе нового дома заменен на клееный брус.

— Шесть тысяч рублей за квадратный метр — отпускная цена, включающая в себя внешнюю и внутреннюю отделку, установку дома и выведенные коммуникации, — говорил мне Сергей Сибиряков весной 2006-го. — Мы ушли от использования большого количества металла, дабы удешевить конструкцию и при этом не потерять качество…

Спасительным материалом стал несортовой лес, из коего и делается толстый клееный брус. Производство такового можно поставить везде, потратив на это 500 тысяч долларов. Разворачивается производство бруса всего за два месяца и требует десяти рабочих. Оно снабжает строителей «молниеносных домов» компонентами каркаса, косяками, дверями и окнами. И даже мебелью. Обретается полная свобода от монополистов и влияния внешних факторов. А несортового леса сегодня в РФ — избыток. Технология клееного бруса позволяет делать 9-метровые толстые (25 на 25 см) балки из бросовой древесины. Просто-напросто их склеивают и прессуют из полутораметровых брусков.

Благодаря использованию передовых технологий сборка дома (вместо одной рабочей смены в 2002-м) теперь занимает всего три часа. По сути дела, родилась не имеющая аналогов «сет-технология» (от английского set — набор, комплект, круг людей, связанных общими интересами).

В чем суть технологии? Вместо дорогого фундамента используются бетонные блоки, заглубленные в землю. Сам дом (в зависимости от модификации) состоит из 17-20 крупных панелей-сэндвичей. Сама панель — слоеная, состоящая из двух слоев опалубки (ЦСП или пропитанная фанера), между которыми находится утеплитель. Какой? Их на рынке — полсотни видов. И вообще сэндвичи комплектуются по пожеланиям заказчика. Уже на заводе с внутренней стороны панелеей крепятся сантехника и всякие встроенные агрегаты — вплоть до плазменных телеэкранов. На месте бригада сборщиков крепит панели к деревянному каркасу. Способ качественного соединения панелей на стыках — «ноу-хау» компании. Все дело — в особом клеющем составе.

К месту сборки все части строения доставляются либо в сорокафутовом морском контейнере (если «транспортное плечо» больше тысячи километров), либо в двух трейлерах, где все части вставлены в специальные кассеты. Такова суть максимально технологичного «сет-метода».

— Дальше будут сет-метод, сет-дом, сет-метр, сет-ремонт, — рассказывал мне Сергей. — Мы уходим от всяких евростандартов и евроремонтов. В производстве домов мы максимально приближаемся к фордовской, конвейерной технологии. Будет и сет-стандарт новой жилищной политики: не менее 25 квадратных метров площади на человека…

По словам Сибирякова, они с товарищами готовы развернуть массовое производство домов нового типа в регионах, используя площади обанкротившихся предприятий. В течение четырех месяцев можно наладить производство. Подготовка — три месяца. На четвертый — 200 домов с конвейера. На пятый — уже триста. А дальше — до тысячи-двух ежемесячно. В год — до 15 тысяч домов на одной небольшой площадке. И организовать их можно практически везде.

Но удастся ли вбросить новую технологию в текущую реальность РФ? Надежда есть. Обстановка в верхах явно меняется. В 2006 году пропрезидентская партия «Единая Россия» заявила о том, что делает ставку на коттеджное строительство в пригородах. А президент сказал, что будет строго требовать от губернаторов увеличения объемов жилищного строительства. Дескать, хочешь остаться на посту — обеспечивай рост вводимых в строй квадратных метров, причем по доступным ценам. А как это сделать? Ведь в городах наращивать объемы дешевого строительства зачастую невозможно. Приходится сначала сносить старые и ветхие дома, переселять их обитателей. Понятно, что в таких условиях цена за единицу площади нового жилья оказывается запредельной. К тому же за годы господства всяких либералов в стране погибли многие домостроительные комбинаты, заводы по производству цемента и железобетонных изделий. Хочешь-не хочешь, а обещания придется выполнять, прибегая к новым технологиям. Сибиряков на это и рассчитывает.

Сегодня у него нет проблем встретиться с тем или иным губернатором. Слава о новой домостроительной технологии уже пошла по Руси. Входит Сергей Анатольевич и во все мыслимые комиссии по осуществлению объявленных Кремлем «национальных проектов». Вот только проку от этого маловато. Всё покамест уходит в слова. На уровне губернаторов и «первых лиц» — восторг и слова поддержки. Но всё вязнет, словно в болоте, едва дело опускается на уровень исполнителей — вторых лиц. Всяких заместителей. Тех, кто реально распределяет подряды и участки земли. Тех, у кого под рукой — строительный комплекс. Они сидят на этом бизнесе. Им дешевое быстровозводимое жилье ни к чему.

— Еще недавно я считал, что пробить такую стену невозможно, — продолжает наш собеседник. — Пять лет мы бились о преграду из чиновников и взяточников. Оставь все как есть — и все нацпроекты погибнут в этой трясине. Пока президент и его ближайшее окружение в столице не будут проталкивать принятые решения с пушечной пробивной силой, пока губернаторы не возьмут намеченные планы под личный контроль, пока их не будут снимать за то, что они мелют языком, а реально не строят — толку не будет.

Поэтому я не общаюсь больше с первыми лицами. Гораздо полезнее переговоры с советниками облеченных властью людей и приближенными к ним бизнесменами. Они крутятся в системе. Если мы их заинтересуем, они потом пойдут к губернаторам. Так, мы работаем с тремя главами регионов в Поволжье.

Социальная сеть "Дети Богов" - 17763

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад

Resc TOP